Психотерапия на перекрестке

Можно по-разному относиться к своим проблемам. Самое простое: расставить их все по углам комнаты и начать палить по ним из пистолета. Вот они обрадуются! «Я — уже не проблема, я — настоящий враг, с которым надо бороться! Ура!..»
Своими проблемами мы обычно называем симптомы. «Жутко злюсь, когда вижу пьяного мужика». «У меня — мигрень, такие дикие головные боли…» «Мучаюсь бессонницей…» «Испытываю какие-то непонятные, немотивированные страхи…»

Головная боль

У нас нет психоаналитиков, которые уложат на диванчик и будут выслушивать наши откровения. Значит, в качестве психотерапевта выступает первый попавшийся собеседник, которому можно «слить» наш негатив. Более продвинутые граждане читают разные книжки из серии «Сам себе психолог» или настоящую эзотерическую литературу, где тоже говорится о проблемах психики, но в очень завуалированной форме.
Мой любимый Ошо дает медитацию на головную боль. Когда у вас в следующий раз заболит голова, ничего не делайте — просто «смотрите» на свою головную боль… Сначала она станет сильнее, потом — ослепительно сильной, и вот тогда… И вот тогда я иду за пентальгином, потому что ждать, что когда мелькнет «сообщение от подсознания» по поводу моей головной боли, нет никаких сил, зато есть уверенность, что никакие слова, а тем более идеи в состоянии ослепительной головной боли я воспринять буду не в состоянии.
Пентальгин — вещь неплохая, но после него остается звон и тяжесть в голове и ушах на целый день, работать почти невозможно. Зато можно просто перетерпеть... Все можно перетерпеть. Терпение — одна из главных «психологических практик», которой все мы овладели почти в совершенстве. Есть еще один неплохой способ, известный на Руси исстари: грешить и каяться.
Но вот я прочитала у Эрнеста Цветкова, что симптом — это всегда попытка вычленить ту часть нашего существа, которая нам мешает (или беспокоит). Вычленить — и уничтожить. На худой конец, ее можно было бы заменить какой-нибудь другой «запчастью», только складов с такими запчастями нет. Цветков предлагает не вычленять симптом, а перефразировать его: затрудненное дыхание — это я. Моя головная боль — это я. В чем отличие? В том, что вычленить (назвать, вербализировать) свои проблемы и постараться от них избавиться — это путь к распаду собственной личности. Нет в нас ни плохого, ни хорошего, недостатки — это продолжение достоинств и т.д. А если серьезно, то Жизнь или Бог создали нас такими, какие мы есть. И надо смотреть на это живое существо, самих себя — с любовью, как мы смотрим на дерево, небо или птицу. Не дерево, ни птица не расчленяют себя на достоинства и недостатки…
На углу Суворовского проспекта и Кирочной улицы, то есть в самом центре Петербурга, я остановилась, чтобы подождать автобуса. И ко мне подошел бомж. Примерно вот такого внешнего вида.

Ко мне подошел бомж

Последние годы я всех бомжей посылала короткой матерной фразой — на автомате. А к этому — повернулась. Он сказал:
- Извините, я бомж, алкоголик, у меня нет дома, денег, и я очень хочу кушать. Вы не могли бы…
Дальше он начал рассказывать, как много умеет делать, как работал в финской компании и сделал одно, другое, третье…
- И я говорю ему, финику: да, я могу это сделать, но я — алкоголик. Это болезнь такая, появляется ниоткуда.
Тут я, наконец, нашарила в своем кошельке 50 руб. (хотела дать 100, но не нашла) и прервала монолог:
- Это ты финику можешь загибать насчет «неизвестно откуда взявшейся болезни», мне — не надо, я про алкоголизм все знаю, — и протянула ему полтинник. Маловато, конечно, но в принципе, что-то можно купить и съесть.
- Да, — вздохнул мой бомж, — алкоголизм — это дурь…
- Вот-вот, — подтвердила я, озираясь на подходящий автобус. Еще не мой.
После этого дядька стал произносить монолог про то, что все «там будем», указывая на чистый весенний асфальт под ногами.
- Стоп! — прервала я его высокоинтеллектуальные, но абсолютно тривиальные размышления. — Вот ты стоишь здесь, на Суворовском проспекте, совершенно живой. Ты сейчас здесь и — живой. Это значит, что ты в своей жизни не совершил ни одной ошибки.
Передать реакцию бомжа очень сложно. Скажем так: он обалдел.
- Это… значит… — залепетал он, — я… еще нужен… Богу?..
- Конечно! Иначе бы ты здесь не стоял, а лежал как раз там, куда показывал.
- Слушай, я сейчас пойду и куплю буханку хлеба… И покушаю… А откуда ты это знаешь?
- Просто — знаю.
Тут вырулил мой автобус, и я прыгнула в открывшиеся двери, помахав дядьке на прощанье рукой.
… Когда я прочитала у Цветкова эту фразу: «Если вы живы, значит, вы до сих пор не совершили ни одной ошибки» — я испытала шок. Охлест по лицу. А потом через пять, десять, тридцать минут на меня накатил «приход» осознания, который не вербализируется, по счастью.
Теперь своей головной боли я говорю так: «О, ты — моя головная боль. Здравствуй, дорогая, давненько не виделись. Ты — это я, и я тебя люблю…» И вы знаете, через некоторое время головная боль проходит — как не было.

* * *
Я, говорит, не воин,
Я, говорит, раздвоен,
Я, говорит, расстроен,
Расчетверен,
Распят!

Ты, говорю, не воин,
Ты, говорю, раздвоен,
Распят и четвертован,
Но ты — не из растяп.

Покуривая трубку,
Себя, как мясорубку,
На части разобрав,
Ты, может быть, и прав.

Но знаешь?— этой ночью
К тебе придут враги:
Я вижу их воочью,
Я слышу их шаги...
Ты слышишь?
Не слышишь?
Они ползут, шуршат...
Они идут, как мыши,
На твой душевный склад.
И вскорости растащат
Во мраке и в тиши
Отколотые части
Твоей больной души.

– А что же будут делать
Они с моей душой?
А что же будут делать
С разбитой, но большой?

– Вторую часть — покрасят,
А третью — разлинуют,
Четвертую — заквасят,
А пятую — раздуют,
Шестую — подожгут,
А сами убегут.

Был человек не воин,
Был человек раздвоен,
Расчетверен, распят,
Но он не из растяп:

Прослышав о напасти,
Моргать он начал чаще,
И сгреб он эти части,
И ничего!— собрал.

Новелла Матвеева
1965

Скачать книги Эрнеста Цветкова

Один комментарий на “Психотерапия на перекрестке”

  • Людмила:

    С ума сойти, как здорово! И как своевременно! Это я восхищаюсь вашим журналистским мастерством. Правильно, с болью надо работать, а не глушить пенталгином, который к тому же ослабляет сердце. А душевную боль, по-моему, можно победить запретом: не сметь думать! Все, я уже беру в руки детектив! Мне помогает. Пусть другие попробуют любить себя таким способом. Это если нет рядом «жилетки», в которую можно выплакаться. А если есть…ее лучше пожалеть и оставить на совсем уж крайний случай. Цветков прав: полюбить себя — хорошее лекарство.

Оставить комментарий

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 103
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money