Раймонд Паулс — это любовь

Маэстро Раймонд Паулс

Вот смотрю я на Раймонда Паулса и понимаю, что это — любовь. Сегодня, в день 75-летия Маэстро уже можно, даже необходимо признаться ему в любви. Эта любовь никогда ничего не просила, не требовала знакомства или даже возможности посидеть «в восьмом ряду на том же месте». Это было — и осталось! — абсолютно чистым восхищением.
Их было двое, любимых: один латыш Паулс, другой литовец Банионис. Банионис расплевался со мной (ведь и со мной тоже!) навсегда. Любовь кончилась обидой (незаслуженной) и разочарованием. А из обожаемой Риги к нам вернулся Маэстро. Он нас не забыл, он готов принять нашу благодарную любовь. Ведь больше от Вас, Маэстро, ничего не нужно — только чтобы Вы приняли нашу любовь, не отвергли. Это и есть самая большая награда для любящего.
Маэстро, помните: мы Вас очень, очень любим…
Советская эстрада закончилась для меня песней Раймунда Паулса в исполнении Аллы Пугачевой «Паромщик». Оказывается, это был 1985 год — год рождения моего сына и  начало всеобщего конца. Больше они вместе не выступали, и каждый пошел своим путем…

Чуть нахмуренное, склоненное к клавишам лицо, руки, на которые можно смотреть бесконечно: как они двигаются по клавишам рояля, как извлекают звуки… Да, больше всего он похож на классических джазменов: спокойный, невозмутимый, наполненный изнутри волнами музыки, которые он строго вводит в русло своих мелодий.
Кто сказал, что в Советском Союзе было плохо? Пусть отрубят нечестивцу его поганый язык! В Советском союзе был Раймонд Паулс! И одного этого факта достаточно, чтобы признать жизнь в этой стране — замечательной. Конечно, он насквозь латышский, и эту свою прибалтийскую культуру, культуру личности, культуру поведения, уровень достоинства… преподнес нам, даже не подозревая, что это — дар. Да, все это «поступало» к нам из любимой Прибалтики. Из Прибалтики, которую мы обожали, куда уезжали на выходные и в отпуска. Неважно, куда: в Ригу, в Таллин, на Зарасайские озера Литвы… В Каунасе — музей Чюрлениса, в Риге — Домский собор, куда можно просто зайти и послушать органную музыку, а в Таллине — тере, тере! — башня Оливисте, узенькие улочки (как в Риге!), ведущие куда-то вверх, а потом спускающиеся к морю. И на каждом шагу — маленькие кафе, где можно выпить одну крошечную чашечку кофе. За маленьким столиком, у окна, за которым идет дождь… Мы сидели за этими столиками и представляли себе, что мы в Париже. Прибалтика, ты была нашим Парижем, нашей Европой, нашим счастьем.
Я была в Таллинне последний раз в 1989 году, отчетливо понимая, что это — в последний раз. Ехать в Прибалтику туристом не могу, она слишком «моя», чтобы быть в Риге гостем, да еще и не очень желанным…
Зато Раймонд Паулс — наш самый желанный, самый дорогой гость. Самый наш Маэстро.
У меня есть личная версия. Мне кажется, Алла Борисовна так и не сумела подняться на его высоту. Тот короткий период, когда творчество Паулса и Пугачевой было совместным, она была совершенна. Почти. И для меня вершиной советской эстрадной музыки осталась песня «Маэстро».

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 16
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money