Остров Крым — воплощенный миф

ВАксенов

Я собиралась писать на тему «мифология и литература». И, вероятнее всего, так и сделаю. Но позже. Острота ситуации с Украиной, и особенно с Крымом заставила взглянуть на эту тему — мифология и литература — в иной плоскости.

Что мы имеем сегодня? Воплощенный миф, в основе которого лежит литературное произведение — роман Василия Аксенова «Остров Крым», написанный автором в 1977–1979 гг., изданный в США в 1980 г. То есть меньше, чем за 35 лет роман стал мифом, а миф воплотился в реальность. Невероятное, небывалое еще событие в культурном пространстве, в пространстве коллективного бессознательного. Думаю, все семиотики со мной согласятся: такого еще не было! Но они же начнут упорно оспаривать мой тезис о «воплощенном мифе» в Крыму.

Однако, я все-таки обосную свою идею.

Вообще, воплощение мифа, довольно сложный и спорный процесс. Но однажды, много лет назад, один очень «продвинутый» человек сказал мне, что «Преступление и наказание» — это миф, который работает здесь и сейчас. Тогда я была поражена. Но постепенно, занявшись изучением вопроса, я поняла, что «работающий миф» — это система художественных образов, так или иначе влияющих на значительное количество людей, если не на всех сразу, поскольку образы встраиваются в наше коллективное бессознательное, и это «бессознательное» — одно на всех. Наверняка, есть люди, которые не читали Достоевского, но убийство Раскольниковым тетки-процентщицы (и ее сестры, но эту «деталь» не все могут помнить) — это то, что существует «де факто», уже независимо от сознания отдельного индивида, оно вошло в структуру всех мифологических сюжетов, которыми давно пользуется все человечество.

То же самое сегодня можно сказать о романе Аксенова. Не у одной меня потянулась рука к книжной полке, чтобы заново перечитать некогда просто обожаемый роман, который сегодня стал воплощенным символом, ибо все, что именно сейчас происходит в Крыму и в Украине, просто неправдоподобно, до неприличия совпадает с тем, что написано у Аксенова.

ОстровКрым1

Совпадает, естественно, не по сюжету… То есть не по тем сюжетным линиям, которые блестяще выписаны автором. А вот по центральному событию романа — о возвращении (всасывании его) Крыма в состав Советского Союза (сегодня — РФ) совпадение полное. Главный герой романа Андрей Лучников, носитель идеи Общей Судьбы, оказывается свидетелем полного «торжества» этой самой идеи. То есть боль сердца о том, что нечто подлинно русское никак не может существовать отдельно от России, какой бы она не была… А в романе эта Россия, любимая и ненавидимая Родина, достаточно мерзкая, насквозь совковая, грязная и голодная, со стукачеством и верноподданичеством в самой сердцевине своей рабской души… И вот поди ж ты — жить без нее невозможно! Даже Лучникову, насквозь западнику-международнику, родившимся на свободном «Острове Крым»… Аксенов сделал такое фантастическое допущение, что Крым — остров, и большевикам в 1920-м году не достался. Так вот даже успешный, богатый и осыпанный всяческими благами, Лучников работает, пашет на идею возвращения Крыма «по мету исторической прописки»…

Живописать красоты романа не буду. Кто читал — знает, о чем речь. Кто не читал — очень рекомендую, получите колоссальное удовольствие. И еще, возможно, уберете синдром «предчувствия трагедии». Никакой трагедии не будет. Сегодня в Интернете мелькнуло сообщение о том, что Джон Керри сказал нечто в том духе, что Россия — это автозаправка, претендующая называться страной. (Сообщение исчезло в считанные минуты). Ну это ли не фарс?! Если оно кого-то возмущает, советую отвлечься и вернуть себе чувство юмора. Любым способом. Поскольку слова г-на Керри — это по-настоящему смешно, до колик.

ОстровКрым

Весь роман Аксенова создан именно как миф, то есть в жанре траги-фарса. Там написано о том, чего не было и не могло быть никогда, ни при каких обстоятельствах. Но психологическая правда характеров, взаимоотношений людей, их мыслей и чувств настолько точна, что невозможно отнестись к роману просто как к забавному вымыслу. Да и не забавно все это. Смешно временами до судорог, но и моменты горечи со слезами в душе и на глазах тоже нередки. Думаю, что именно благодаря этой психологической правде «Остров Крым» и смог стать воплощенным мифом.

Разумеется, невозможно предположить, что роман Аксенова «Остров Крым» стал за 35 лет хотя бы национальным достоянием и как-то повлиял на умы наших сограждан. Тут, мне кажется, произошло нечто совсем другое: писатель не то чтобы «предвосхитил события», о которых не имел ни малейшего представления, — он точно обозначил все нервные узлы нашей страшной истории и нашего, будь он неладен, российского менталитета. Аксенов «сконструировал» ситуацию, которая возникла в действительности, потому что он очень точно — нюхом, нутром своим нашенским и прозрением гениальным — определил векторы движения, направление порывов непредсказуемых наших душ. Аксенов нарисовал фрактальный образ развития России, то есть образ живой, подлинный, прорастающий независимо от конкретных условий и обстоятельств. Он мог прорасти, где угодно, но осуществился в Крыму.

Почему Крым? Помните замечательную фразу из «Брата-2»? «Вы мне еще, сволочи, за Севастополь ответите!..» Меня это поразило тогда, потому что я сама не посмела бы ни вслух, ни даже про себя подумать, что кто-то мне ответит за Севастополь и за развал Союза.

Крым соединил в себе все. Это наша русская древняя история. Мы пришли в Тавриду после греков. И граф Потемкин, преподнесший Екатерине II Крым на хрустальном блюдечке (1783 г.), был жалован титулом «Таврический». И поэтому дворец его в Санкт-Петербурге был назван Таврическим… Крым — это трагический итог Белой Гвардии, исход лучших русских людей из России — навсегда. Это нервный узел нашей истории. И как невозможно представить себе Россию, разделенную на Украину, Белоруссию и Россию, — вот невозможно! — так невозможно город русской морской славы Севастополь представить себе под иной юрисдикцией.

Крым, описанный в романе Аксенова, совсем не похож на сегодняшний Крым. Но он почти невероятно похож на то, во что «волей партии и правительства» превратился Сочи. И чем может стать сам Крым лет этак через двадцать. Аксенов описал то будущее, которое при отличном знании автором Запада, элементарно наложилось на территорию Крыма. Как накладывается на отдельные кусочки России, оставляя большую часть во мраке и прозябании.

В романе «воссоединение» Крыма предстает жуткой военной операцией с тяжелыми десантными самолетами, вооруженными до зубов крейсерами, входящими в акваторию Крыма… А Лучников вдруг видит: кино, блокбастер!.. И киношники, которых Лучников знает лично, во всей этой военной суете оказываются отнюдь не лишними людьми. Их софиты горят ярче военных прожекторов. Не случайно за собором Савятого Владимира взлетает праздничный фейерверк.

О рухнувших башнях ВТО я написала: «Срежиссировано Голливудом за миллион лет до нашей эры…» Во всех наших головах одной из составляющих мышления давно являются «ужастики Голливуда». Это естественно: зрительные образы прямо отпечатываются в подкорке, хотим мы того или нет.

А сегодня «военная угроза», которая «нависла» над Крымом, Украиной, Россией и всей Европой, многим кажется очевидной и очень страшной: «Неужели третья мировая?..»

Ах война, она идет,
А пацана девчонка ждет…

Ползучие «локальные войны» идут по всему миру. Возможно, историки когда-нибудь именно их назовут «третьей мировой»? Мне сегодня как-то слабо представляется человек, нажимающий пресловутую «красную кнопку». Ведь к праотцам он отправится самым первым.

Система же апокалипсического мышления — это отдельная тема, которая имеет отношение именно к мифологии, но никак не к историческим событиям. Об этом мы еще поговорим.

Что же касается «Острова Крым», то он заканчивается в Храме на Херсонесском мысу. Сын Лучникова со своей женой и новорожденным сыном, убегают с Острова на лодке в этой безумной ночи. Ему удается связаться по рации с Крымом, чтобы сказать отцу последнее гуд бай. «Что передать сыну?» — спрашивает Лучникова друг. «Передай, что я очень занят — я хороню своих любимых…»

Каждый фарс чреват трагедией. И каждая такая трагедия — глубоко личная, не касающаяся того, что происходит вокруг. «Хоронить своих любимых» и в Крыму, и во всей Украине придется, к сожалению, очень многим. И, может быть, в этот момент к ним придет откровение, которое посетило героя романа «Остров Крым» Андрея Лучникова: «К чему наши потуги? Почему сказано, что соблазны надобны Ему, но горе тем, через кого пройдет соблазн?..»

Соблазн свободы, которой нет и не может существовать в реальном мире, всем нам дается очень дорого. «Свободы» нахлебались — аж тошнит. Может быть, все-таки не она — главная ценность? Просто надо отказаться от мышления «либо — либо»: либо свобода, либо тирания. Что вдруг?

Мы с Украиной — не просто один народ. У нас одна на всех история, общие победы и поражения. И если в Киеве заживо сжигают людей — в этом огне горю и я.

… Миф воплотился, геополитическая ситуация как-то покачнулась, стронулась с места. Зато на месте остались распускающиеся тюльпаны и сирень, голубое небо и полет птиц. А небо у нас одно — надо всеми, правыми и виноватыми, озлобленными и счастливыми, бедными и богатыми… Солнце не выбирает, над кем светить, оно светит всем.

Киев2

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 34
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money