Архив рубрики «Путь к себе»

Душа, ты где? В пятке?

Как и большинство из вас, мои дорогие читатели, я знала (слышала, читала), что у человека, помимо тела, имеется еще и душа. Ну, там, семь астральных тел в виде яйца…
Их кто-нибудь видел?
Ну, мои астральные тела если кто-то и смог бы увидеть, то это была бы не я. Их, наверное, может увидеть только со стороны какая-нибудь продвинутая личность. А я личность самая обыкновенная. Но и у этой обыкновенной личности должна быть душа. Кто тогда в рай (или ад) после смерти отправится? Не рука, не ноги, не голова — душа.
Душа, а душа, ты где?
И я занялась исследованием. Я стала прислушиваться и присматриваться ко всем частям своего организма. Ну да, сначала я много дней наблюдала за областью сердца, поскольку логично предположить, что душа располагается именно там. В области сердца иногда бывают сердечные боли разной этимологии и интенсивности. Еще там иногда произрастают такие сильные эмоции, как отчаяние, сострадание, опустошенность. Про любовь я сейчас не говорю. В принципе, если она случается, то завладевает, видимо, существом человека полностью, когда неизвестно, где нога, где желудок, и есть ли у этого существа голова. А мы сейчас ищем местоположение души в организме. Если она есть, значит она где-то располагается, хотя, видимо, занимает очень мало места: ее вес ученые определили в 9 грамм: то есть именно на 9 гр тело после смерти весит меньше, чем при жизни. Это такая малость, что ее можно отнести к математической погрешности взвешивания. И как найти эти 9 грамм в собственном организме?
Нет, я, конечно, прекрасно помню состояние, которое в народе называют «душа ушла в пятки». Но это — страх. И я даже несколько раз в состоянии сильного страха умудрилась исследовать обе пятки, но кроме самих пяток ничего не нашла.
То же самое и с более расплывчатой «областью сердца». Душа, конечно, может, там где-то прятаться — под ложечкой, в том месте, где ребра начинают расходиться. И поэтому много месяцев я к этому месту и прислушивалась, и прилаживалась, и ладонь тут держала… ладонь большая?.. палец чуть прижимала… Ну как-то же она должна себя проявить? Ну, хоть как-то! Как-то пошевелиться, как-то обозначиться, что-то прошептать, может… От меня-то, своей хозяйки, она почему так уж сильно прячется? Я ведь не дите малое, мне ведь помирать скоро! Может быть... Как же я буду помирать, ничего не зная про собственную душу?
В общем, почти год занималась я этими исследованиями, пока не обнаружила, что — нет никакой души. Ну, нет ее! Не существует этих «научных» 9 гр души ни в какой форме, которую можно было бы положить на ладонь или на блюдечко и как следует рассмотреть.
Я тут хиханьки и хаханьки развожу вовсе не потому, этот вопрос мне кажется несерьезным. Отнюдь! Действительно, не завтра, так через год, не через год, так через десять (пятнадцать-двадцать), а умирать-то действительно придется. Возможно, в процессе умирания мне что-то такое и откроется, но хотелось бы как-то подготовиться. Вот, к сожалению, не люблю я экспромтов и авантюр. А что такое смерть, как не абсолютный экспромт? Авантюра с заведомо непросчитываемым результатом. Хотя знаем мы о ней всю жизнь.

MOMENTO MORE

Конечно, тут я могу напихать огромное количество цитат по этому поводу. Духовную литературку почитываем, есть на кого сослаться. Но толку-то от этого цитирования? Это только слова, информация с чужих слов. Даже Евангелие — это информация с чужих слов, причем искаженная 5-8 раз на разных этапах написания, интерпретации и перевода. А умирает человек отнюдь не вербально — исключительно реально и почти всегда безмолвно…
А хиханьки у меня получаются, потому что не могу я всерьез обо всем этом думать и говорить. Безрезультатные поиски души и процесс того, как они проходили, вызывает у меня неудержимый смех. И он напоминает мне одну суфийскую притчу, которую я все-таки хочу рассказать.
В давние времена жили в Индии три дервиша. Они не были мудрецами, просветленными учителями или гуру. Их можно даже назвать бездельниками. Они ничего не делали, а просто ходили от деревни к деревне. Приходили на базарную площадь, становились в кружок и начинали смеяться. А смех так заразителен, что вокруг них начинали смеяться все — и вот уже хохотала вся деревня. За эти минуты радости люди иногда давали им кусок хлеба или миску похлебки. Так они и жили. Но наступил момент, когда один из них заболел, и жители деревни, где они в тот момент оказались, подумали: «Ну вот, теперь-то они не будут смеяться, они будут плакать над телом своего товарища…» Умирающий старик попросил только об одном: положить его в погребальный костер в той одежде, которая на нем была. Двое других так и сделали. Минуту или две все молча стояли вокруг погребального костра, а потом случилось чудо: костер взорвался фейерверком, шутихами, разноцветными огнями. Старик спрятал их под своей одеждой. И двое оставшихся взялись за руки и снова начали хохотать, не вытирая слез. А вокруг них хохотала вся площадь, вся деревня…

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 102
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money