Архив рубрики «Мир»

Из дома Турбинных тянет портянками и дымком марихуаны

С.Гонков. Владимир

Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 2012…
Уже много появилось откликов на новый фильм со старым названием «Белая гвардия», к Михаилу Афанасьевичу Булгакову отношения не имеющий. Только один встретился грустный вздох: «К сожалению, романа я не читал…» Остальные вспоминают кремовые шторы и часы с гавотом в доме Турбинных — и с отвращением отворачиваются от вдруг возникшего сумеречного «зеркала» любимого романа. Много, много людей, любящих, знающих и почитающих Булгакова. И это лучшее, что случилось узнать после премьеры, состоявшейся ради выборов президента, чтобы вогнать электорат в ужас: «Вы этого хотите?!.»
Я бы не взялась писать, чтобы не уделять этой кинематографической поделке внимания даже своих читателей — я не писала о сериале «Мастер и Маргарита», дабы не тревожить память писателя. Но сейчас это именно тот случай, когда молчать уже невозможно. Если бы в «Мастере» Ковальчук заменить на Рапопрот, мы бы имели полномасштабную версию сегодняшнего «прочтения» Булгакова: Елена Тальберг не выходит замуж за Шервинского (кстати, кто сказал, что выходит?), а становится любовницей Мастера и летит на шабаш к Воланду, чтобы вырвать из огня времен то, что для нее действительно бесценно — роман Мастера… Кры-са-та!
Да-да, это правда: если надо было сделать фильм о Гражданской войне, о братоубийственной бойне, наставшей после революции 1917 года: возьмите, господа сценаристы, любую хронику любого уезда или города — пишите, домысливайте, сочиняйте, исполняйте заказ, получайте свои деньги… И черт с вами! Никто и смотреть не станет, как не смотрим мы новоиспеченные «фильмы» о Великой Отечественной — там все стыдно и беспредельно глупо. Но «сценаристы» домыслили и дописали за Булгакова такое, что ему бы и в страшном сне не приснилось. Это еще одна правда, которую отмечают все, кто написал о новом кино.
Но задача авторов фильма состояла как раз  в  том, чтобы люди — посмотрели. Названия «Булгаков» и «Белая гвардия» сегодня в чести. Неважно, что за ними стоит на самом деле, важно, что оба названия — бренды, гарантирующие как показ, так и просмотр. Плюс бренды имен актерских: Ксения Рапопорт, Сергей Гармаш, Константин Хабенский, Федор Бондарчук…
Об актерах и есть моя самая больная боль. Мне страшно писать о том, что кончилась актерская русская школа. Я очень надеюсь, что нет, не кончилась, а на время только ушла под землю и стала невидимой рекой, которая все-таки питает наше искусство хотя бы подспудно…
Кто придумал, что актерская игра — это кривлянье, игра на открытых эмоциях, в стилистике истерики? Да сколько можно на это смотреть? Вспомните Ульянова, Савельеву, Дворжецкого в «Беге». Какова сила отчаянья и эмоций их героев? Запредельная! Как они это изображают? Мастерски — шепотом, молчанием, взглядом, заложенными за спину руками. Какая пластика, какая скупость жестов и интонаций… Но именно в этом и состоит мастерство Актера, который умеет держать паузу до тех пор, пока зритель в галерке не теряет сознания…
Оказывается, если Хабенский не бьется в истерике, а молчит, то за этим молчанием открывается полная пустота, оно не наполнено — ничем…
Если Бондарчук играет большевика-диверсанта, у него в глазах читаются только увеличивающиеся проценты по вкладам ВТБ. Правда, роль ему досталась аховая, высосанная из пальца, но как бы главная: именно за ним — будущие Свердловы, Дзержинские, Берии и весь ГУЛАГ, который неизбежно дождется всех Турбинных. Именно он творит Зло, ибо имеет на это право: он знает, как Хаос революции преобразовать в революционный порядок посредством террора и жесткой системы управления государством.

С.Чепик. Иллюстрация к роману

Ксения Рапопрт даже не пытается играть дворянку. Ни Лены Ясной, ни Лены охранительницы Дома здесь нет. Молитва ее к Богородице ужасна. Просто удивительно, что по этой молитве ее брату Алексею дается выздоровление. Впрочем, все достаточно материально: кризис миновал — вот и пошел Турбин на поправку.
Из дома Турбинных тянет портянками, обыкновенными солдатскими портянками любой войны. Здесь нет главного качества Турбинных — врожденного благородства. Нет здесь и милого семейства родных, чутких друг к другу людей. Да и откуда взять? Таких семейств теперь в природе почти не существует. Друг дома Мышлаевский в исполнении Поречникова — скорее, действительно, безродный матрос, спрятавший бескозырку в карман…
А еще в этом доме чувствуется легкий запашок марихуаны — так, лишь намек на сладкий бомонд, которым являются все актеры данного «представления». Все они — участники великосветской тусовки, которые ублажают сегодня властьпредержащих и своих богатых спонсоров. А в этой тусовке культурой или актерской школой пахнуть не может, в ней все жаждут только материальных благ, которые еще больше раздувают сознание собственной значимости.
Все эпизоды, в которых, как обычно, честно играет Гармаш, хороши, но они — из другого фильма…
Вообще, все, все из другого фильма!
Где язык Булгакова, где его взгляд с высоты двух звезд: звезды пастушеской — вечерней Венеры и красного, дрожащего Марса?..
Что такое смута и хаос революции, по Булгакову? Это мистика, фантасмагория, «маленькие кошмары» из снов живых людей, выхлестнувшиеся в обычную жизнь, как черные плети Дьявола.
Фильм сделан людьми, которые не прочитали последней страницы в романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Белая гвардия»:

...Последняя ночь расцвела. Во второй половине ее вся тяжелая синева, занавес Бога, облекающий мир, покрылась звездами. Похоже было, что в неизмеримой высоте за этим синим пологом у царских врат служили всенощную. В алтаре зажигали огоньки, и они проступали на завесе целыми крестами, кустами и квадратами. Над Днепром с грешной и окровавленной и снежной земли поднимался в черную, мрачную высь полночный крест Владимира. Издали казалось, что поперечная перекладина исчезла — слилась с вертикалью, и от этого крест превратился в угрожающий острый меч.
Но он не страшен. Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?

Не стыдно смотреть в глаза Михаилу Александровичу?

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 105
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money