Архив рубрики «Мифология»

Пространство мифа

Слово «миф», как правило, не вызывает никаких особенных эмоций. Нужно напрячься, чтобы сообразить, а что это, собственно, такое. Миф это… Ну, это что-то очень древнее, чем, совершенно точно, можно запросто пренебречь в нашей и без того запутанной жизни.

Пегас

Год Лошади... Вот вам и миф!

Миф — это то, что изучает мифология, один из разделов литературоведения. Это всякие легенды, былины, сказания, сказки… В общем, устное народное творчество. Единственный предмет из всей литературы, по которому у меня в дипломе «хорошо» вместо всех остальных «отлично» за тот или иной период литературы, а их было шесть. То есть шесть «пятерок» и, пардон, две «четверки». Еще одно «хорошо» я имела за античную литературу. Она как раз тоже изучает часть мифологии — мифы Древней Греции и Рима, которые образованному гуманитарию полагается знать.

С моими сегодняшними знаниями (и пониманием) мифологии, меня с экзаменов просто вынесли бы. Во всяком случае, в том университете, где училась я.

Миф, по счастью, ничего общего не имеет ни с литературоведением, ни с мифологией. Мифы — это те живые образы, которые живут в сознании каждого человека, и так или иначе на нас влияют. Хотим мы этого, или не хотим. Кто-то мог ни разу в жизни не взять в руки томик «Мифов Древней Греции», но отлично представляет себе, кто такой Аполлон Бельведерский или Афина Паллада, которая в другом образе является Венерой Милосской, например. Или просто Венерой, богиней Любви. Мифы давно пронизали ткань всей культуры, поэтому ассоциации и аллюзии относительно мифов возникают во множестве, причем совершенно неожиданно, непредсказуемо и даже не к месту. Уж такова их вездесущая природа.

С.Боттичелли. Рождение Венеры

С.Боттичелли. Рождение Венеры

Слово «образ» тоже может добавить путаницы. Все мы проходили в школе «образ Татьяны Лариной», поэтому слово «образ» кажется чем-то заумным и двусмысленным. Ведь есть еще и иконы-образа. Но при чем тогда Аполлон?

И то, и другое, и третье, и пятое — это, действительно «образы», или, по определению Густава Юнга, — архетипы. Архетип — это образ, в котором аккумулируется очень большой объем «смыслов», доступных для понимания всего человечества. И таких образов за долгие времена накопилось множество.

Как правило, мифологический образ — это художественное осмысление той или иной идеи, идеала, концепции, ситуации... Чаще всего они описаны в житейских понятиях, но переносят человека в мир запредельного, трансцендентного.

В нашем сознании именно мифы «отвечают» за обретение смысла жизни и примирение ее со смертью. 

Брахма с тремя лицами и Шива с множеством рук

Брахма с тремя лицами и Шива с множеством рук

Неожиданно?

Тем не менее, факт остается фактом. И если я сейчас напишу простое словосочетание «христианский миф», все встанет на свои места.

Но дело не только в том, что нам доступна какая-то религия, возможность выбрать учение или верование. Каждый человек, рождаясь на свет, проходит все этапы мифологических странствий. Об этом известно не только из книг психологов и исследователей мифов. Мне однажды пришлось редактировать книгу врача-акушера с огромным опытом, в которой автор показал, какие мифы возникают в сознании эмбриона, а потом рождающегося младенца на каждом этапе прохождения родовых путей. Оказавшись по эту сторону жизни, мы забываем свои муки рождения, но они записаны в нашей памяти, причем записаны именно в виде мифологических образов или даже сюжетов. То есть у каждого из нас есть свой миф, который мы уже прожили. Это не так широко известно, как хотелось бы… Но время все расставит на свои места. Когда-нибудь это станет азбукой.

А потом, в течение жизни мы только и делаем, что интерпретируем мифы: исторические, религиозные, социальные, семейные... И тем не менее, если спросить человека «По какому мифу вы живете?» — он будет в затруднении. И скорее всего, отмахнется от этого вопроса. Вот еще! При чем тут мифы, если завтра неизвестно, где рванет… Или еще вариант: если неизвестно, будут ли завтра деньги на еду, одежду, воспитание детей…

Так вот мое глубокое убеждение состоит в том, человек не сможет жить, если не разберется со своими личными мифами. А все обычные житейские проблемы окажутся просто неразрешимыми, что мы и наблюдаем в социальной жизни, причем не только у нас — по всей Земле. На Планете идет ползучая война, потому что никто не знает, куда мы движемся и зачем. И у многих в руках Откровение Иоанна Богослова, более известное как Апокалипсис. И почему-то никто не хочет понять, что Апокалипсис — это внутреннее событие, которое произошло с Иоанном Богословом и, возможно, произойдет внутри меня…

Нет ни у кого из нас той путеводной звезды, которая вела бы нас по жизни. Ее нет ни у отдельного человека, ни у человечества в целом. Как написал Джозеф Кэмпбелл, «Я воспринимаю настоящее как свободное падение в будущее без руля и ветрил. Все, что нужно знать — это как падать; научиться этому можно в процессе. Так обстоит дело с мифами в настоящий момент. Нас ничто не направляет, у нас нет достойного доверия проводника». Эти слова Кэмпбелл произнес в 1981 году. Умер он в 1987 году, когда у нас со страшной силой раскачивало нашу «лодку». К чему это привело, мы теперь хорошо знаем. Советский миф крепко цементировал все общество, где каждому было отведена и достойная роль, и достойное место. Миф рухнул — и мозги разбились на части. Кому удалось найти утешение во Христе, тем повезло. Но что делать остальным?..

Распад

Этот миф не нуждается в названии

Именно Кэмпбелл года два назад заставил меня обратить серьезное внимание на мифологию. Он был и остался одним из самых известных и значительных «мифологов» всех времен и народов. И, разумеется, о нем я напишу отдельно — хотя бы в благодарность за ту радость «на пути к блаженству», которую он мне подарил.

Это совсем не значит, что в России не было своих исследователей мифологии. Необходимо назвать два имени: Владимир Яковлевич Пропп и Алексей Николаевич Афанасьев. Тот самый Афанасьев, чей корпус русских сказок считается самым полным и самым главным (хотя я, например, очень люблю еще и Сказки Госпадарева). О них, естественно, тоже будет отдельный разговор.

Да, господа хорошие, сказка — это тоже миф, да еще какой! Не случайно Афанасьев посвятил свой трехтомный труд сравнительному анализу сказок индоевропейских народов. Именно в его сказках я нашла наш вариант «Золушки», которую всю жизнь считала фантазией Шарля Перро. Мне очень жаль, что в руках Кэмпбелла не было этих трех томов Афанасьева. Но — нельзя объять необъятное. Он и так проделал огромную работу. При вручении Кэмпбеллу литературной премии в 1985 году психолог, бывший директор Института К.-Г. Юнга в Цюрихе, Джеймс Хилман сказал: «Ни один автор двадцатого века — ни Фрейд, ни Томас Манн, ни Леви-Стросс — не сделал столько для того, чтобы вернуть в наше повседневное сознание мифологическое ощущение мира и его вечных архетипов».

Зачем же сегодня сугубо рациональному человеку мифологическое ощущение мира?

Во-первых, его еще надо обрести, а оно не дается само собой, и это работа, которую предстоит проделать. Работа непростая, но совершенно позитивная, дающая абсолютно каждому человеку удивительные результаты.

Во-вторых, мы все равно находимся в тупике, и куда-то надо двигаться. Обнаруженный внутри себя миф дает точку отсчета и точку опоры. Внутренний миф всегда сопряжен с радостью. Вы прошли родовой путь, который завершился вашей великой Победой. Однажды вы уже испытали катарсис возрождения и трансформации. Этот опыт — с вами. Если вы следуете своему мифу, вы будете счастливы независимо от наличия в кошельке денег и независимо от того, каким способом толпы людей собираются завтра друг друга поубивать.

Уверена, что не только для меня — для многих сегодня очень важно обрести точку опоры внутри себя. В социальном мире искать и ловить нечего. И миф — далеко не худший способ найти эту точку опоры.

Миф — это то, что отсекает нас от времени, суеты, фальсификатов истории, и отправляет прямиком в Вечность. То сейчас, когда вы обращаетесь к Христу, Будде, Осирису или Перуну, и есть миг вечности. Этот миг остается, но вы уходите от него.

Тот или иной путь — личный выбор и личная ответственность.

Я не стучусь в газеты и не пробиваюсь на телевидение. В мои планы не входит дать всем и каждому мифологическое ощущение мира… Да и внутри меня оно возникает только изредка, а потом уплывает куда-то, и сознание по инерции начинает перемалывать какие-то «факты реальной действительности».

На своем сайте я делюсь со своими читателями тем, что считаю важным, интересным, полезным. А мифология (настоящая, а не научная) — это так интересно, что иной раз дух захватывает. Кто заинтересуется мифом, тот не заскучает никогда.

За мной, читатель! Кто сказал, что жизнь скучна и бесцельна, а смерть отвратительна и ужасна? Пусть вырвут нечестивцу его поганый язык!..

Вместе с великим созидателем мифов Михаилом Афанасьевичем Булгаковым я приглашаю вас отправиться в тот сказочный край, где по-прежнему текут молочные реки в кисельных берегах, и сверкают но солнце неземной красоты перья Жар-Птицы.

 

                                   Это, слышь ты, не пожар,

                                   Это свет от птицы-жар…

                                                                  П.П. Ершов

 

 

Жар-птица

Жар-птица

 

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 102
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money