Архив рубрики «Мифология»

Пропп и его мифы

Владимир Яковлевич Пропп, выдающийся русский советский фольклорист, один из основоположников современной теории текста

Владимир Яковлевич Пропп, выдающийся русский советский фольклорист, один из основоположников современной теории текста

Владимир Яковлевич родился 16 (28) апреля 1895 года в Санкт-Петербурге в семье поволжских немцев. Отец — Яков Филиппович Пропп (1858–1919), зажиточный поволжский крестьянин, родившийся в селе Гуссенбах (ныне — село Линево, Волгоградская область).
В 1914–1918 гг. изучал русскую и германскую филологию на филологическом факультете в Петроградском университете. Впоследствии преподавал немецкий язык в вузах Ленинграда.
В послереволюционные годы, в период Гражданской войны и несколько позже (с 1917 по 1929 г.) семейство Пропп проживало в своем доме на хуторе Рrорр. За это время Владимир Яковлевич был в отцовском имении несколько раз. В 1929 г. летним отпуском прибыл с тем, чтобы уговорить мать Анну Фридриховну и зятя Роберта Шварца (мужа сестры Оттилии Яковлевны) продать или сократить хозяйство.
20 декабря 1929 года в немецкой колонии Гуссенбах Медведицкого кантона происходило раскулачивание, в процессе которого подверглось захвату колхозом и поместье Анны Фридриховны Пропп. По акту, составленному ударной бригадой при Гуссенбахском сельском Совете, имущество гражданки Пропп было передано в коллективное хозяйство им. Сталина.
С 1932 года В.Я. Пропп преподавал и вел научную работу в Ленинградском университете (ЛГУ). В 1937 года стал доцентом, с 1938 года — профессор ЛГУ, последовательно на кафедрах романо-германской филологии, фольклора и, вплоть до 1969 года, русской литературы; в 1963—1964 гг. занимал должность исполняющего обязанности заведующего кафедрой.
С 1949 года по 1952 год преподавал на кафедре этнографии и антропологии исторического факультета.
Скончался В. Я. Пропп в Ленинграде, 22 августа 1970 года, в возрасте 75 лет. Похоронен в том же городе, на Северном кладбище.

 Морфология_сказки

Самая известная работа ученого — «Морфология сказки»  (Ленинград, 1928). Эта работа занимает особое место в наследии Проппа, выводя его за пределы собственно фольклорных исследований на стезю методологических открытий, важнейших для всей гуманитарной науки ХХ в. Подвергая членению сюжеты волшебных сказок, выбранных по указателю сюжетов Аарне-Томпсона, Пропп обнаруживает, что составляющие их мотивы не могут соединяться произвольно, но должны быть обобщены в ограниченное число действий-функций, приписываемых ограниченному же числу персонажей, и расположенных в определенном порядке. 32 функции и 7 персонажей образуют структуру мета-сюжета волшебной сказки, которую можно упрощенно схематизировать следующим образом: «возникновение недостачи в результате нарушения запрета и действий антагониста-вредителя — введение в действие героя персонажем-отправителем — победа героя над антагонистом при участии дарителя и помощника, восполнение недостачи — разоблачение ложного героя и награждение истинного героя с участием «царевны». Для описания конкретных вариантов сюжета Пропп применил формальную запись.

Открытие Проппа состоит в том, что функциональный анализ убедительно и очевидно показывает присущую данному типу текстов инвариантную структуру сюжета и позволяет предположить, что именно структурные соотношения (инвариантный аспект формы, композиция функциональных элементов) являются наиболее значительными факторами, определяющими специфику жанра повествовательного фольклора. Работа Проппа, в отличие от предыдущих вариантов анализа волшебной сказки, представлялась исчерпывающей, т.е. показывала принципиально ограниченный набор элементов и правил их действия (скорее, «грамматику», чем «морфологию» сказки), делая его анализ системным и уподобленным лингвистическому — как ведущему методу в пределах системно-семиотического подхода в целом.

Английский перевод «Морфологии сказки» в 1958 году оказался значительнейшим явлением (ранее она отмечалась практически только в работах P.O. Якобсона) в западной культуре. Книга оказала влияние на общее развитие французского и американского структурализма...

Сегодня принципы анализа Проппа известны как контент-анализ, который используется во многих гуманитарных исследованиях.

 Ист_корни

В работе «Исторические корни волшебной сказки»  (Ленинград, 1946) Пропп рассматривает обряд инициации в качестве общей основы структуры волшебной сказки.

В 1923 г. Поль Сентив в книге «Сказки Перро и параллельные рассказы» (1923) высказал гипотезу о ритуальной основе (инициации и карнавал) некоторых сюжетов европейской волшебной сказки. Работа Сентива несколько предвосхитила книгу В.Я. Проппа, и сегодня считается, что ленинградский ученый разрабатывал именно его гипотезы, однако это нигде не доказано.

Пропп видит в народных сказках напоминание о тотемических ритуалах инициации. Совершенно очевидно, что структура сказок имеет характер инициации, несет в себе ее сюжеты и черты. Но вся проблема заключается в том, чтобы выяснить, описывает ли сказка систему обрядов, относящихся к какой-либо определенной стадии культуры, или же ее сценарий инициации оказывается «воображаемым», в том смысле, что он не связан с каким-то историко-культурным контекстом, но выражает скорее внеисторическое архетипическое поведение психики. В качестве примера Пропп обращается к тотемическим инициациям, которые были категорически недоступны для женщин. В то же время основным персонажем славянских сказок оказывается как раз женщина: старая ведьма, Баба-Яга, Василиса Премудрая и т.д. Впрочем, Баба-Яга часто выступает в обрядовой роли посвящающего старшего, которым в племенных сообществах являлся шаман. А шаман мог быть как мужчиной, так и женщиной, и даже будучи мужчиной, шаман имел символические признаки обоих полов, в его обязанности входила интеграция мужского и женского начала, преодоление всех дуальностей мира.

Как доказал В.Я. Пропп, в сказках нет точного напоминания о какой-либо определенной стадии культуры: здесь смешиваются и сталкиваются друг с другом различные исторические циклы и культурные традиции. Здесь сохранились только образцы поведения, которые могли существовать во многих культурных циклах и в разные исторические эпохи.

Подтверждением предположения о происхождении сказок из устных преданий, рассказываемых при инициации, служит схожесть мотивов и функций персонажей в сказках самых разных народов. Кроме того, Пропп приводит этнографические данные, показывающие процесс угасания древней тотемической традиции и открепления некогда сакральных знаний от ритуала и превращения их в устные предания, в сказки. Рассматривая этносы, еще не расставшиеся с ритуалом (и вследствие этого еще не имеющих сказок), и современные сказки «культурных» народов, Пропп приходит к выводу о единстве корней и происхождения волшебной сказки на всем пространстве ее исторического развития.

Еще одной значительной работой В. Я. Проппа является монография «Русские аграрные праздники», где автор, на основании огромного фольклорного материала, указывает на аграрный (земледельческий) характер многих славянских праздников и верований, таких как Масленица, Семик, базисом для которой во многом послужила работа Дж. Фрэзера «Золотая ветвь».

К сожалению, В.Я. Пропп и его труды известны узкому кругу сугубых филологов. Он не был даже академиком!..  Но для человека, который отправляется на поиски собственного мифа, по которому он живет, работы Проппа будут не только подспорьем, но и главным источником живого материала живых образов и образных систем.

Пропп_Жизненный путь

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 102
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money