Runova Archive

«Бессонница, Гомер, тугие паруса…»

Больше полугода меня мучает бессонница, которая, как ни крути, свидетельствует о моей депрессии и нежелании жить.

Бессонница

Пробуждаясь, я еще лежу целый час с закрытыми глазами. Зачем вставать? Это бессмысленно. Я не знаю, что делать.... Не знаю, как протащить себя через день до следующей ночи, когда я снова не буду спать.

Может, лучше просто помереть? Не в смысле покончить с собой (для этого я, вероятно, слишком религиозный или слишком совестливый человек), а просто – уснуть и не проснуться никогда. Это ли не счастье?

Депрессии и бессонницу я уже проходила. Я знаю, что все это имеет конец, организм берет свое и начинает нормально спать. Но время внутри этого достаточно тяжелого состояния надо пережить. И я вспомнила свою мифологию.

Илья Муромец, тридцать лет пролежавший не печке, а потом совершивший «подвиги Геракла».

Емеля, который не может за водой ходить, все на печке лежит – и начинает его желания выполнять чудо-щука.

Неужели это действительно свидетельство о «лености русского народа»? Об этом так любят сегодня рассуждать философствующие граждане, которым из последних сил хочется найти причины наших бед и трагедий.

Мифология характерна тем, что дает свидетельства не об исторических событиях или реальных явления, в нее собран опыт иного проживания, иного восприятия жизни. В том числе и в наших сказках.

Зачем нужно тридцать лет лежать на печке? Здесь не может быть случайности, для чего-то этот опыт многолетнего общения только с самим собой очень нужен. Нельзя «врубиться» в реальную жизнь, и выполнить задачу, поставленную перед тобой, не пройдя внутренней трансформации. На Востоке это называется медитацией, у нас – «лежанием на печке», но суть одна: только внутреннее погружение дает возможность обрести новое качество силы духа.

И возможно, люди, впадающие в депрессию (так это называется «в миру») – это люди, которых какая-то внутренняя задача заставила остановиться, «лечь на печку» и подождать, когда осуществиться та самая внутренняя трансформация, которая не может произойти в суете повседневной жизни. Это повседневная жизнь подсказывает: беда, с тобой случилась беда, депрессия – это рок нашего времени, и ты попал под топор этого рока.

Но опять-таки, если обратиться к мифологии, она учит, что ни в каких обстоятельствах нет ничего страшного или ужасного (страх и ужас существуют только в оценках человека). А русский народ, складывая и предавая из уст в уста свои сказки, всегда умудрялся находить и шуточный, смешной аспект с каждом «ужасном» событии.

Любое испытание, которое дается человеку, - это возможность нового опыта.

Из своей бессонницы Мандельштам вынес гениальное стихотворение:

 

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.
Как журавлиный клин в чужие рубежи,-
На головах царей божественная пена,-
Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?
И море, и Гомер — всё движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И море черное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подходит к изголовью.

 

Здесь он проживает (и переносит нас) в пространство иной, чем русские сказки мифологии. Но – мифологии.

Потому что лежа без сна в ночи, невозможно думать о политике, экономике, современном обществе или вообще о чем-то сиюминутном. Волей-неволей тебя разворачивает к вопросам вечным, к образам непреходящим...

Бессонница2

За мной, читатель!
Архивы
Посещаемость
Сегодня: 105
Подписка на новости сайта

Введите свой e-mail :

FeedBurner
Читатели
Рассылка 'Человек в Интернете'

OZON

Самые продаваемые книги

Современная проза

Проект Vsem Money